Вы здесь:
Antony Sheriff

Энтони Шериф: “Яхты PRINCESS – британская сдержанность и элегантный стиль”

Энтони Шериф, занимающий сегодня пост исполнительного директора Princess Yachts, присоединился к британскому производителю люксовых яхт в январе 2016 года, после десяти лет в качестве управляющего директора компании – создателя роскошных автомобилей McLaren Automotive.

В 2018 году Princess Yachts объявила о рекордной прибыли – годовой рост составил 27%, итоговая цифра – 274,4 млн фунтов стерлингов. Успех Princess развила, продемонстрировав впечатляющие результаты продаж на Boot Düsseldorf 2019, крупнейшей в мире выставке закрытых лодок.

В мае 2019 года Princess Yachts обновила рекорд по финансовым результатам – 340 млн фунтов стерлингов, а также 30 млн фунтов операционной прибыли. Эти цифры подкреплены беспрецедентным уровнем производительности и занятости – 3200 человек, на 50% больше, чем в 2016-м.

Мы поговорили с Энтони Шерифом об истории бренда, уникальности яхт Princess и ключевых тенденциях в индустрии на сегодняшний день.

 

 

Давайте для начала вспомним, с чего все много лет назад начиналось.

Бренд Princess в 1965 году основал Дэвид Кинг – он до сих пор еженедельно приезжает в офис и вносит свой вклад в дизайн всех лодок, над которыми мы работаем. И в начале пути его страсть к своему делу была не меньшей.

Итак, Princess – бренд моторных яхт, известный как один из старейших, и мы гордимся тем, что с момента основания компания работает все там же, где все когда-то началось. Мы бережно сохраняем свои корни и наследие – они крайне важны для бренда. Наши лодки строятся в Плимуте (Великобритания), где очень сильна культура “яхтенного мышления” и подхода к судостроительству. Мы никогда не забываем, что компания изначально была основана для создания серьезных яхт, и мореходные качества наших лодок были и остаются фантастическими. В Плимуте без хорошей мореходности судну просто не выйти из гавани – особенности местной погоды.

Идея Princess состоит в том, чтобы делать все вручную, так, как когда-то была построена первая лодка – и по сей день мы верны традициям, хотя сейчас и делаем по 250 яхт в год. Для этого у нас в Плимуте работают 3000 человек, и, независимо от типа конкретного судна, сам процесс практически ничем не отличается от того, каким он был в 1965-м.

 

Как бы вы обрисовали уникальность характеристик яхт Princess?

Говоря о проектировании новой яхты, мы подразумеваем целый ряд вещей, одна из которых – мореходные характеристики. Мы очень серьезно относимся к этому вопросу: лодка должна быть стабильной, удобной, безопасной в любых условиях. Среда, в которой мы живем, значительно более сурова, чем Средиземное море – поэтому мы создаем наши яхты с расчетом на нее.

Во-вторых, что очень важно, мы проектируем лодки для яхтсменов. А это значит, что функциональность прежде всего – яхта должна быть эргономичной, иметь много мест для хранения, чтобы все необходимое можно было расположить логично и предсказуемо. Мы не хотим приносить удобство использования в жертву стилю.

Наши лодки были и остаются очень рациональными и функциональными – мы достигаем этого благодаря продуманному архитектурному проектированию. Поэтому, когда вы попадаете на борт Princess, ваша реакция должна быть такой: “Эта лодка выглядит куда больше, чем на самом деле!”

Все смотрится просто, и все находится на своем месте, стены вертикальные, пол ровный – в то время как многие другие яхты со множеством штучек и рюшечек не оставляют шанса ощутить дополнительный простор.

Как я люблю повторять: “Очень просто сделать вещи сложными, но очень сложно сделать их простыми”.

Знание, как делать вещи простыми, а пространство – единым, на самом деле – одно из главных наших достоинств, за ним стоит 56-летний опыт проектирования отличных яхт. В итоге мы производим лодки с фантастической мореходностью и огромными возможностями для хранения не в ущерб простору – но это вовсе не значит, что они функциональны и не более того. Они еще и красивы.

Яхты Princess всегда отличались британской сдержанностью. Их дизайн никогда не классифицировался как ультрасовременный и не вызывал у людей желания сказать “в жизни не видели подобных лодок”. Но можно быть элегантным и без фанатизма – поэтому последние несколько лет мы очень много работали, чтобы попытаться на основе этого сдержанного образа создать лодки, которые были бы чуть более современными. Хотя вопрос состоял даже не столько в современности как таковой, сколько именно в серьезном повышении качества дизайна.

Я пришел в судостроение из автомобильной промышленности, и разница в подходе к дизайну стала одним из моментов, которые бросились мне в глаза первыми. В яхтенной индустрии уровень в этой сфере, конечно, не соответствовал стандартам автопрома – там продукт значительно более скульптурный и детализированный, и куда больше времени и сил тратится на формы, их покрытие и заботу о том, чтобы все красиво блестело и отражалось.

Нашу команду дизайнеров мы усилили коллаборацией с компанией Pininfarina и вместе работали над тем, чтобы поднять уровень красоты яхт до намного более удовлетворительного. Пример – яхта Y72, наше последнее детище. Все еще безошибочно идентифицируемая как Princess, но в гораздо большей степени “принцесса”; никаких жертв в плане функциональности или мореходных качеств, но заметно красивее, чем предшественницы.

 

Каковы, на ваш взгляд, основные тенденции в яхтинге?

Я могу сказать, на чем в первую очередь сосредоточены мы. Во-первых, постараться уменьшить углеродный след от наших яхт – и речь не о создании гибридных или электрических лодок. Только за последний год мы провели полный обзор и анализ конструкции корпусов – если вы посмотрите на нашу X-95, то ее сопротивление воде на 18% ниже, чем у “родительской” модели, плюс улучшенная мореходность.

Таким образом, мы пытаемся в системном режиме, на конструктивном уровне совершенствовать мореходные качества яхт так, чтобы каждая новая модель превосходила предыдущую, и значительно улучшать гидродинамику. Как следствие, яхта потребляет меньше топлива, и ее углеродный след сокращается.

Этот подход виден, например, на R35, где мы использовали уникальную систему формы корпуса с активными крыльями, чтобы снизить сопротивление воде на крейсерской скорости на 30%. Вот те технологии, которые мы не просто рассматриваем, а активно инвестируем в них и выводим на рынок.

Еще один набор технологий призван сделать лодочный спорт более дружелюбным и в большей степени доступным любителю. Возьмем для сравнения рынок суперкаров, который я в свое время хорошо изучил. Скачок роста на нем произошел, когда такими авто стало легче управлять. Когда у них была механическая коробка передач и не было трэкшн-контроля, их было реально страшно водить. Теперь же, с “автоматом”, контролем устойчивости и т.д., обуздать суперкар значительно проще.

То же самое нам нужно проделать с яхтами. Внедрить определенные технологии – такие, например, как управление джойстиком, намного менее сложное для капитана. Или система автоматической стыковки. Самый ужасный опыт в управлении лодкой – это именно стыковка: представьте, что вы возвращаетесь в док, и толпа народу в таверне с интересом наблюдает, какой урон вы нанесете своей лодке и соседним судам.

Словом, если мы сможем сделать эти вещи более доступными, чтобы клиентам не приходилось беспокоиться о том, что технологии сделают за них – я полагаю, это будет очень важный тренд, привлекающий все больше и больше людей.


Есть ли будущее у электрических и гибридных яхт? Как
Princess развивается в этом направлении?

Очень хороший вопрос. Люди часто апеллируют к автомобильной промышленности и интересуются: если машины могут быть электрическими и гибридными, почему лодки не могут? Но нет, с яхтами это так не работает.

У гибридных автомобилей низкий углеродный след, потому что они часто останавливаются и снова трогаются, двигатель включается и выключается. Со светофора вы стартуете на чистой электроэнергии, со скоростью менее 30 км/ч едете на ней же, и только когда разгоняетесь на шоссе, вступает в дело двигатель внутреннего сгорания. Словом, в реальном ездовом цикле автомобиля гибрид имеет большой смысл. Хотя на трассе такие машины потребляют больше обычных, потому что утяжелены электродвигателем, на малых скоростях и при частых остановках это компенсируется.

Разница с лодками в том, что они не останавливаются раз в пять минут, чтобы тут же снова тронуться – большую часть поездки они идут с постоянной крейсерской скоростью. Поэтому гибрид здесь по факту задействован минимально. Нет, существуют яхты, которые могут входить в гавань и выходить из нее на электропитании – но с точки зрения количества безопасного топлива это больше для галочки.

Подобная же история – с электрическими яхтами: спроектировать такую можно, но чтобы получить дальность плавания, сравнимую со стандартной, понадобится еще одна лодка – для перевозки батареи. Плюс к тому, если посреди моря, где нет зарядных станций, у вас сядет аккумулятор – будут проблемы.

Это не значит “давайте забудем об этом” – нужен другой подход. Надо подумать, какой будет силовая установка для яхты и как она может работать, что может дать полностью безуглеродные характеристики в определенных аспектах и низкий уровень выбросов и как при этом сохранить необходимую производительность. Есть очень интересные вещи, которые мы сейчас изучаем. Если мы сделаем гибридную лодку, то это будет не то же самое, что гибридный автомобиль. Может быть, мы разработаем вариативные источники энергии для управления яхтой в ​​разных ситуациях, чтобы можно было снизить углеродный след при повседневном использовании. Пока у Princess гибридных решений нет, но мы работаем над тем, чтобы они появились – и стали уникальными.


Какие типы яхт производит ваша компания?

Мы делаем яхты от 40 до 95 футов, сейчас у нас 18 моделей. Есть разные линейки, в зависимости от типа использования – от очень просторных и функциональных до спортивных.

Спортивные лодки – это наши классы V и S. Разница в наличии либо отсутствии флайбриджа: у класса S он есть, у V – нет. Обычно это быстрые, красивые яхты с высокой эргономикой – это очень важно для жизни на открытом воздухе.

Традиционные лодки с флайбриджем относятся к классам F и Y. Класс Y – это более высокий уровень технических характеристик и больший размер. Эти лодки элегантнее по экстерьеру, но остаются верны традиционным ценностям Princess. Для них характерно гармоничное сочетание внутреннего и внешнего пространства в привычной форме; просторные салоны и большой мостик, прекрасные каюты, уютный кокпит, и в целом эти лодки оформлены очень эффектно.

Наиболее интересный новый класс – X. Пожалуй, самый функциональный, причем не только в плане базовых потребностей, но и с точки зрения спортивности. Нам удалось так оптимизировать пространство, что новая 95-футовая лодка так же просторна, как и предыдущая 116-футовая модель – для этого пришлось полностью переосмыслить компоновку судна. Мы увеличили общую протяженность палубы и создали почти 25-метровый салон. Расширение салона позволило нам расширить и флайбридж; посередине мы разместили смотровую площадку, так что всю яхту можно обойти по кругу. Поэтому на лодке длиной 30 метров вы ощущаете себя как на 60- или даже 70-метровой.

Вы поддерживаете инициативы по сохранению морской среды. Что вами при этом движет?

Это очень важно для нас. Наш продукт предназначен для моря, наша целевая аудитория любит море, и в наших интересах следить, чтобы оно оставалось чистым и красивым. Поэтому да, у нас есть целый ряд разнообразных тематических инициатив.

Мы первая яхтенная компания, которая поддержала Общество охраны морской среды – это ведущая британская некоммерческая организация в этой области, которая занимается защитой морей вокруг Великобритании, создавая охраняемые территории.

Мы собираем средства на множество морских экоинициатив, в том числе совместно с нашими партнерами: Seabobs – водные игрушки с нулевым уровнем выбросов, Hummingbird – складные велосипеды. Когда они что-то продают, некоторый процент идет на благотворительность в пользу защиты морской среды. Мы реализовали целый проект по защите черепах на Терксе и Кайкосе; путешествуя по миру, мы ищем, где еще наш вклад может иметь значение для экологии. Это наша обязанность по отношению к среде, в которой мы существуем как производитель яхт.

Кто выбирает Princess Yachts?

Я думаю, те, кто выбирает Princess – это люди, которые покупают не для того, чтобы выпендриться, а для того, чтобы получить отличную вещь. Они – яхтсмены, они понимают, что броское – не равно превосходное. Это не обязательно те клиенты, которые ищут наименее дорогую или самую яркую лодку, но определенно – те, кто хочет найти лучшую. Все они разного происхождения, возраста, профессии – объединяет их то, что они любят яхты и разбираются в них. У нас есть клиенты повсюду, от США до Южной Африки, от Кипра до России.

И то, что связывает их – это яхта всей жизни, которую они ищут.